Терминологический аспект олимпизма

Одним из основных вопросов теории олимпизма является обоснование самого понятия «олимпизм». Попытку определения олимпизма как понятия сделал в 1912 году Пьер де Кубертен: «Олимпизм объединяет, как в одном пучке солнечных лучей, все те функции, которые способствуют совершенству человека… Базисом олимпизма являются культ усилия, соревнования на грани риска, любовь к Родине, контакты с живописью и литературой» [1]. Это поэтическое определение, к сожалению, недостаточно полно и четко раскрывает сущность олимпизма, поэтому определить понятие позже пытались многие другие авторы [2, 3, 4]. Это было необходимо и потому, что дальнейшее развитие олимпийского движения, повышение его социальной роли способствовало расширению значения олимпизма как явления, синтезирующего идеи мира и дружбы между народами, пропаганды и использования спорта в социально необходимых гуманных целях.

Болгарский философ Н. Попов [5] дефинирует понятие олимпизма как единую и глубоко противоречивую общественную подсистему, которая включает общественно­исторические и духовные образования спорта и спортивного движения; широкую сферу проявления спортивного движения в диапазоне от «спорта для всех до Олимпийских игр как проявления спортивной идеи; единство процессов, овеществленных духовных образований в спортивном движении и идеализации практического спортивного движения в новых или обогащенных соответствующих духовных образованиях». При этом он рассматривает олимпизм как социально историческое явление, связанное со спортом, спортивной деятельностью и приложением широкого круга философских, этических, эстетических и правовых принципов, идей, ценностей [5]. С этим выводом можно согласиться с той лишь поправкой, что олимпизм как социально-историческое явление уже в Древней Греции был связан не только со спортом и спортивной деятельностью, а с целым институтом разнообразных социальных явлений. Представляется, что характеристика олимпизма, предложенная Н. Поповым, слишком пространна, и уже в силу этого не может быть дефиницией.

Еще один болгарский автор Н. Петрова [6] считает, что олимпизм «выступает в качестве подсистемы физической культуры в выполнении ее специфических функций как общественного движения». Олимпизм действительно может выступать в качестве подсистемы физической культуры, но только своей деятельной, результативной частью, также как, к примеру, высшее физкультурное образование может быть подсистемой физкультурного движения.

Более четкое определение олимпизма дает В. Столбов [7]: «Олимпизм есть широкое общественное явление. Оно представляет собой совокупность идейных, педагогических и организационных принципов, нашедших свое конкретное проявление в Олимпийских играх. Сведение олимпизма к особого рода концепции практически допустимо, но как конкретная историко-культурная данность олимпизм — явление более широкое, нежели практика олимпизма. К материальному началу современного олимпизма относится многовидовая спортивная база и предметное обеспечение спортивных соревнований. Без этого нет олимпизма как социально функционирующего феномена.

Есть основания утверждать, что олимпизм — это, прежде всего, важный фрагмент социальной действительности, сложное социокультурное образование, несущее два взаимосвязанных начала: материальное и духовное, теорию и практику спортивной жизни, их единство и взаимообусловленность, обеспечивающие его жизнеспособность и дальнейшее развитие [8]. Олимпийское движение современности выступает как общественное движение, объединяющее в своих рядах организации и людей, независимо от их социального положения, политики и религиозных взглядов, расовой принадлежности, пола и возраста, способствующих развитию спорта и участвующих в нем на основе олимпизма. Понятия «олимпизм и «олимпийское движение» близки по смыслу. Олимпийское движение как международное общественное движение за развитие спорта — это материальное начало олимпизма, его непосредственная практика. Оно — основа олимпизма, но еще не весь олимпизм. По своей сути, основному содержанию, олимпизм представляет собой диалектическое единство теории и практики, их симбиоз, взаимосвязь духовного и материального начал…». Представляя олимпизм совокупностью олимпийской теории и олимпийской практики, В. Родиченко [9] считает возможным, освещая его форму и содержание, говорить о признаках, присущих как олимпизму в целом, так и олимпийскому движению в частности, что представляется достаточно оправданным.

Представляется более правильным мнение В. Столярова [10], указывающего, что «олимпизм представляет собой совокупность теории и реальной практики». Известно, что олимпийская идея и теория не были связаны с практикой длительное время — от прекращения проведения античных Олимпийских игр до образования современного олимпийского движения, оно самым тесным образом связано с олимпийскими идеалами и принципами. При этом олимпизм не отождествляется с олимпийским движением — олимпизм более широкое понятие. Это система теоретических понятий, идей, нравственных принципов, организационных методик. Олимпизм может существовать без олимпийского движения, но олимпийское движение не может быть таковым без олимпизма.

Современный олимпизм отличается, прежде всего, тем, что сформировалось организованное движение, включающее руководящие организации и системы институтов, специализированных на обеспечении развития олимпийского движения. Современный олимпизм интернационален по своей сущности, свободен от религии, в нем отсутствуют запреты на участие каких-либо социальных групп, дискриминация в отношении женщин и др. Поэтому современный олимпизм можно определять как совокупность идей, принципов, организаций и видов деятельности, направленных на достижение определенных целей. Следовательно, наиболее верным представляется определение понятия «олимпизм», данное профессором В. Столяровым [11].

В учебнике В. Платонова и С. Гуськова «Олимпийский спорт» [12], предлагается несколько иной подход к определению этого понятия: «олимпизм — философия жизни, объединяющая в единое, сбалансированное целое достоинства тела и духа, концепция воспитания гармонично развитого человека средствами спорта, распространения гуманистических идей в жизни общества, развития сотрудничества, взаимопомощи и взаимопонимания». Представляется, что в этом определении наиболее полно отражены основные принципы и цели олимпийского движения. Особое место среди них занимают положения, связанные с системой воспитания подрастающего поколения, с образом жизни современного человека. Если олимпизм признается совокупностью теории и реальной практики, то необходимо определение содержания его теории.

Длительное время не только специалисты-практики, но и ученые использовали идею о том, что активные занятия спортом сами по себе привлекают занимающихся к освоению культурных ценностей, а спорт как таковой позволяет решить ряд педагогических, гуманистически ориентированных задач, таких, как укрепление здоровья, формирование нравственной и эстетической культуры. В связи с этим, как полагает В.И. Столяров [13], основные усилия направлялись на увеличение многообразия форм и видов физкультурно-оздоровительной и спортивной деятельности, на вовлечение в эту деятельность наибольшего количества молодежи. «Однако заключенные в спорте возможности для приобщения детей и молодежи к гуманистическим культурным ценностям не реализуются автоматически, тем более в полном объеме» [13]. Кроме того, активные занятия спортом на определенном этапе тренировочных занятий приводят к сужению среды общения, что не способствует гуманистическому развитию личности. Формирование ценностных ориентаций зависит от уровня специальных знаний по олимпийскому воспитанию и образованию, которые можно получить только в специально организованном учебном процессе.

  1. Столбов, В.В. Российские единомышленники Пьера де Кубертена / В.В. Столбов // Олимпийский бюллетень. — 1997. — № 3. — С. 3-9.
  2. Талалаев, Ю.А. Критика некоторых буржуазных концепций современного олимпизма / Ю.А. Талалаев. — М., 1982. — С. 9-10.
  3. Бугров, Н.Н. Международные связи советских спортсменов / Н.Н. Бугров. — М.: ФиС, 1954. — 164 с.
  4. Гуськов, С.И. Государство и олимпийское движение / С.И. Гуськов. — Киев, 1993.
  5. Попов, Н. Олимпизм. Общество. Личность / Н. Попов. — София, 1980. — 124 с.
  6. Петрова, Н. Общественно-экономические системы и развитие олимпийского движения / Н. Петрова. — София, 1980. — С. 142.
  7. Столбов, В.В. Олимпийское движение и его социальная сущность / В.В. Столбов. — М., 1980. — С. 73-77.
  8. Бугреев, А.Н. Олимпизм и глобальные проблемы современности / А.Н. Бугреев. — Киев, 1993. — С. 23-25.
  9. Родиченко, B.C. Олимпизм в системе общечеловеческой культуры / В. С. Родиченко. — Челябинск, 1991. — С. 8-11.
  10. Столяров, В.И. Олимпийский проект «СпАрт» (основные идеи и первые итоги реализации) / В.И. Столяров. — М.,1993. — С. 36-49.
  11. Столяров, В.И. Система олимпийского образования, воспитания и обучения молодежи / В.И. Столярова, И.В. Баринова // Олимпийское движение и социальные процессы: материалы 6-й Всерос. конф. — Омск: Сиб-ГАФК, 1995. — С. 125-127.
  12. Платонов, В.Н. Олимпийский спорт: учебник для ин-тов физ. культуры / В.Н. Платонов, С.И. Гуськов. — Киев, 1994. — 493 с.
  13. Столяров, В.И. Современный спорт как феномен культуры и пути его интеграции с искусством       (теория,       методологические подходы,            программы) / В.И. Столяров,

В.И. Самусенкова. — М., 1996. — С. 49-178.

Еще несколько похожих статей с нашего сайта: